Наш китайский вояж. Или некоторые особенности отдыха на острове Хайнань

В конце 2016 года возобновились прямые авиарейсы из российских городов на китайский остров Хайнань. Предыдущая попытка освоить это турнаправление была прервана из-за кризиса, обесценившего рубль. Правда, туристы из России, предпочитающие отдых в этом тропическом уголке, все же не отказались от поездок, добирались туда самостоятельно, с пересадками в Пекине или Гонконге. Но о каком-то серьезном турпотоке говорить не приходилось. Так что возобновление прямых рейсов можно условно считать новым направлением.

Из сибирского города в тропический аэропорт «Феникс»

Наша поездка на Хайнань в декабре 2016 года была в числе первых. Кажется, из Новосибирска это был второй вылет. Что касается рейсов из других российских городов, выполненных ранее, то были они, или нет, ответить на такой вопрос не могу. Впрочем, это не так важно.

Почему мы решили съездить на остров, находящийся на одной географической широте с Гавайскими островами, и потому неофициально называемый Восточными Гавайями? Пожалуй, об этом лучше не рассказывать. Важно другое. Как готовиться к поездкам в страны Юго-Восточной Азии, мы поняли уже давно. Но в этот раз из-за недостатка информации допустили несколько ошибок.

Туристов, отправляющихся поближе к экватору, можно разделить на две категории. Первая большую часть времени тратит на знакомство со страной, вторая предпочитает пляжный отдых. Мы относимся к первой. Нам просто всегда и все интересно. Не понимаем тех, кто летит «за тридевять земель» ради загара, пляжа, моря, а довольно часто даже не моря, а бассейна на территории отеля.

Как и всегда, приобретая путевку, мы выбрали тип питания «Только завтрак». Как выяснилось уже в первый день, это стало нашей ошибкой. Почему? Об этом позже. Обычно, отправляясь в путешествие, мы берем с собой немного продуктов, которые могут храниться долго. Если бы знали, что нас ждет, набили бы полчемодана консервами и т.п. Но об этом позже, и лучше поэтапно, постепенно, просто рассказывая о поездке.

Отель
Отель 3* в китайском курортном городе Санья

Туристы, выезжающие за рубеж, знают, чем отличается чартер. Главная особенность – отсутствие четкого расписания вылетов. Правда, время отправления переносят не всегда, но тут получилось так, что вылетели мы на Хайнань часов на семнадцать – восемнадцать позже. В результате потеряли один день из четырнадцати, предусмотренных путевкой. О первой задержке мы узнали заранее, так что каких-то неудобств она не принесла. Просто выехали в аэропорт позже. Со второй задержкой получилось хуже. Пришлось находиться в аэропорту дополнительно почти три часа.

Перелет из Новосибирска занял около шести с половиной часов. К сожалению, не удалось посмотреть на курортный город Санья с высоты. Прилетели туда поздно вечером. Кроме городских огней больше ничего разглядеть в иллюминаторы не удалось.

Обычно, как только самолет выруливает на стоянку, и его двигатели замолкают, пассажиры начинают собираться, готовясь к выходу, так как до момента, когда откроют двери, проходит всего несколько минут. Здесь пришлось ждать почти полчаса. Мы, как почти все пассажиры, стояли в проходе и ждали. О причине задержки никто ничего не сообщал. Как обычно, среди пассажиров оказались знатоки, заверившие, что в Китае всегда так. Пока не проверят все документы, никого не выпустят. Не знаю, может быть, это и в самом деле так, только не понимаю, каким образом можно проверять документы, если двери самолета закрыты?

Наконец, это проверка документов, если она и в самом деле была, закончилась, и вскоре автобус вез нас вместе с другими пассажирами к зданию аэропорта. Следует отдать должное китайцам, специальные ограждения, устроенные у входа, позволяют даже приехавшим сюда впервые, без затруднений добраться до паспортного контроля. Несколько озадачивало только одно, в верхней части ограждений была закреплена колючая проволока. Зачем она там, ведь высота этих заборчиков минимум два метра? Такое недоумение появлялось у многих. Кто-то даже высказал предположение, что за этой «колючкой» могут оказаться еще и злющие собаки.

Паспортный контроль, несмотря на малое число точек для его проведения, мы прошли быстро. Не было больших задержек и с получением багажа. Вероятно, аэропорт «Феникс» принимает мало рейсов из-за рубежа. Здесь, в международном терминале, оказалось всего два багажных конвейера. Забрав чемоданы, мы направились к выходу. Были ли где-то указатели, помогающие туристам найти нужную дорогу, не знаю. Мы просто использовали самый надежный способ ориентирования – куда все, туда и мы.

Тропическая ночь и первые впечатления

Свой автобус, номер которого нам сообщил гид, встречающий нас в аэропорту, мы нашли быстро. Как обычно, Ольга, жена, тут же заняла в нем место, а я, поставив чемоданы в багажное отделение, попытался осмотреться. К сожалению, ничего, кроме нескольких пальм увидеть не удалось. За ними была тропическая ночь. Не знаю, может быть, у кого-то впечатление иное, но мне всегда кажется, что эта южная темнота совсем не такая, как у нас в России. Ощущение такое, что даже при полной Луне, кругом какая-то густая чернота. Шагни в нее, и очертаний собственных рук не увидишь.

Здесь, у автобуса, я пытался осмотреться вовсе не для того, чтобы увидеть что-то интересное. Мне просто нужно было найти место для курения. Есть у меня такой недостаток, к курящим отношусь. И вот после перелета, ожидания вылета в аэропорту, да задержки после посадки, курить хотелось так, что… Те, кто курит, сами для такого случая нужное сравнение подберут.

– Где можно, — словами и жестами начал я объяснять, что мне нужно, китайцу в униформе нашей турфирмы, стоящему у автобуса?

– Здесь, — улыбаясь, ответил он, — здесь можно курить. Там можно. Везде можно.

Как выяснилось чуть позже, в Китае для курящих созданы «тепличные» условия. Запретов совсем мало. О них предупреждают соответствующие указатели. В турзонах даже специальные урны установлены. На их стенках устроены отверстия. Это специально для окурков. Нет затруднений с приобретением сигарет. Их цена примерно соответствует существующей в России. Что касается качества, то оно, вероятно, зависит от цены. Если стоимость пачки сигарет приближается к десяти юаням, то нашим до китайских, как «до Москвы пешком».

Китаец, давший нужную информацию, оказался одновременно и гидом, и переводчиком. Знакомясь, он назвал себя Стасом. Позже заметил, что китайцы, хоть немного знающие русский язык, всегда называют себя русскими именами. Наверное, понимают, что нам так проще.

Таблички
Такие предупреждающие туристов о личной ответственности таблички бывают на калитках оград отелей.

Пока туристы, которые должны были ехать с нами, выходили из здания аэропорта, мы со Стасом немного пообщались. Как выяснилось, русский язык он учил в Харбине, получив там диплом переводчика. Вероятно, это случилось относительно недавно, поскольку его русский сильно уступал тому уровню, который оказался у других китайцев, встреченных нами в той поездке. Но все же, со своими обязанностями Стас справлялся, что существенно облегчало наш отдых.

Переезд из аэропорта в отель занял всего минут двадцать. Правда, с вселением получилась задержка. Причина – в этот отель вселялась половина нашей группы. Как всегда, потребовалось внести депозит. Сумма оказалась выше той, к которой мы привыкли в другой азиатской стране. К тому же депозит нужно было внести в долларах. Долларов у нас не было – только юани, приобретенные заранее в России. Затруднение удалось преодолеть быстро. Помог Стас. Депозит с нас взяли юанями в сумме, эквивалентной ста долларам.

Первые впечатления об отеле? Да какие могут быть впечатления, когда уже почти двенадцать ночи? Обычный номер. Особенности – слишком большой санузел, по этой причине комната имела меньшую площадь, по сравнению с номерами в отелях-«трешках», в каких нам приходилось останавливаться в Таиланде. В санузле установлена стиральная машина. Для желающих воспользоваться ею приготовлен маленький пакетик стирального порошка. За его использование надо уплатить при выселении из отеля пять юаней.

Балкона не было. Позже увидел, что в отеле они есть только в номерах с видом на море. При этом самого моря с балконов не видно, так как обзор закрывают высокие кокосовые пальмы.

Как обычно, в номере был большой плазменный телевизор (телевидение кабельное, каналов очень много, но русский всего один, да и тот не предоставлял почти никакой информации, так что за две недели мы здорово отстали от мировых событий). Разумеется, были шкаф для одежды, электрочайник, маленький холодильник, цифровой сейф. На полке, где находились чайник и стаканы, стояла коробочка с чаем (еще в автобусе гид сообщила, что чай, как и питьевая вода, бесплатно).

Чистые и пустынные пляжи – особенность города Санья

Завтрак в китайских отелях начинается с семи часов. В ресторане русских было мало. В основном, — китайцы. Они ловко орудовали палочками для еды. Мы рисковать не стали. Взяли ложки и вилки. Пища оказалась своеобразной. Маленькие сосиски были сладковатыми на вкус. Позже выяснилось, что те, которые светлее, нормальные. Фруктов не было. Почему-то в Санье они бывают регулярно только в пятизвездочных отелях, а в «трешках» — это редкость.

Что еще? Кокосовое молоко оказалось теплым. Вторым напитком был арбузный сок. Когда выбирали еду, обратили внимание на какие-то комки, напоминающие пончики. Оказалось, что это просто вареное тесто. Есть мы его не стали. Сами китайцы кладут эти комочки в суп и едят палочками. Между прочим, с помощью палочек они даже умудряются съедать суп. Каким образом им удается это делать, не знаю.

После завтрака решили пойти на пляж, который, как нам сообщили, находился рядом с отелем. Предварительно зашли в номер, чтобы переодеться. Уж и не помню, зачем решил тогда заглянуть в холодильник. Ночью мы поставили туда продукты, привезенные с собой. Удивились тогда, почему холодильник пустой? Они же всегда наполнены различными напитками, за что их называют минибарами.

В холодильнике было теплее, чем снаружи. Не работает! Срочно сообщить на ресепшен, иначе будут проблемы. Хорошо, что ничего скоропортящегося не привезли.

Стас оказался на месте. Он выслушал меня, тут же что-то сказал работникам отеля, те сделали у себя в каких-то папках пометки, с улыбкой что-то ответили. «Сегодня все сделают», — сообщил Стас.

Холодильник нам не заменили и не отремонтировали ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра, ни… В конце концов, нам это надоело. К тому же, как выяснилось, холодильники не работали во всех номер, занимаемых нашими туристами. Не знаю, как с этим обстояло в номерах, где жили китайцы, но, если у них все было нормально, то – это уже нечто вроде дискриминации.

Море, и в самом деле, оказалось рядом. Надо были лишь пройти по территории отеля до калитки. На ее створках были прикреплены два объявления-предостережения. Тексты были на китайском и русском. Судя по затруднению с понимаем смысла, перевод на русский был буквальный. Одна надпись сообщала, что вода в море вблизи отеля небезопасна, вторая предупреждала, что, если турист что-нибудь натворит, то будет сам отвечать за содеянное.

Пляж
На пляжах Саньи нет ни зонтиков, ни лежаков.

Улица у отеля была пустой и идеально чистой. Наш отель оказался крайним в туристической зоне. Далее среди пальм и прочей растительности прятались какие-то строения, в том числе и одна из военных баз, которых, как нам сообщили, на острове две или три.

О том, что правила дорожного движения в городе – понятие условное, нас предупредили накануне. Помня, что пешехода здесь не пропускают даже на «зебре», мы со всеми предосторожностями перешли проезжую часть.

– Здравствуйте, я Ваня, — радостно приветствовал нас китаец, поджидающий русских туристов у широкой лестницы, спускающейся на пляж.

Ваня говорил по-русски практически без акцента. В течение четырех лет он жил в России, в городе Красноярске. Чем там занимался, не знаю, но язык освоил основательно. Здесь, в Санье, он организовал нечто вроде экскурсионного бюро, предлагая свои услуги путешественникам из России вдвое дешевле, чем турфирма. Его жена, которую он называл русским именем Аня, имела маленький киоск, находящийся рядом с нашим отелем. Этот киоск оказался единственным на полосе побережья длиной километра в два.

Не было на этой улице, тянувшейся вдоль морского берега, никаких магазинов, кафе, экскурсионных бюро. На пляжах также не было почти ничего, к чему привыкли «руссо-туристо», посещающие другие азиатские страны. Так, на пляже у нашего отеля не оказалось ни одного зонтика и лежака. Позже, проходя вдоль берега, мне удалось обнаружить в одном месте, на таком же, довольно протяженном и почти безлюдном пляже несколько зонтиков.

Несколько строчек о китайцах, гостях острова и его хозяевах

Вероятно, такое состояние пляжей и отсутствие в турзоне магазинов, кафе и всего прочего устраивает богатых китайцев, приезжающих сюда из материковой части страны и составляющих более девяноста процентов от общей численности туристов. Чем они занимаются? Ведут здоровый образ жизни. Ездят на экскурсии, посещают медицинские центры, где им делают массаж и иглоукалывание, ходят по довольно хорошо благоустроенным дорожкам, делают физзарядку. Запомнился один китаец из нашего отеля. Он сидел целыми днями в беседке и играл на каком-то смычковом музыкальном инструменте. Время от времени рядом с ним появлялась китаянка. В течение часа, а может быть, и дольше она танцевала под эту музыку.

Купаются китайцы совсем мало. Может быть, если температура воды не превышает 25 градусов, то для них это холодно? Для нас, приезжающих из России, — нормально. Кстати, прогуливаясь по пляжу, китайцы часто останавливались и подолгу смотрели на купающихся русских. Некоторые при этом даже снимали видео.

Особо надо сказать о физзарядке. Она у них своеобразная. Выполняют ее под музыку. При этом наиболее опытный, руководит. Движения довольно медленные и плавные. Физзарядку здесь делают и находящиеся на работе. В середине дня руководитель фирмы, учреждения, предприятия объявляет о перерыве. Весь коллектив выходит на улицу. Звучит музыка, китайцы начинают плавно двигаться, не обращая внимания на происходящее вокруг. В качестве «запевалы» выступает руководитель.

Группа
Группа китайцев занимается физзарядкой.

Большая часть китайцев – буддисты. Но здесь нет такого отношения в этой религии, какое можно увидеть, к примеру, в Таиланде. Вероятно, о Будде вспоминают лишь иногда, на всякий случай. Одновременно верят китайцы и в духов. В этом у них есть общее с тайцами. Даже маленькие храмы для духов имеют ту же форму. Правда, если у тайцев эти храмы напоминают маленькие дворцы, и они всегда наполнены всякими пожертвованиями, то у китайцев они раза в три меньше, пожертвований в них почти нет. И вообще, вид у них какой-то захламленный. Вероятно, и духи здесь тоже так, на всякий случай.

Есть среди китайцев и мусульмане. Удалось даже найти на улице, тянущейся вдоль берега, маленькую мечеть. Женщины-мусульманки довольно лихо управляют двух и трехколесными транспортными средствами. Как и везде в городе, эти транспортные средства не имеют двигателей внутреннего сгорания. Есть лишь аккумуляторы и колесо-мотор. В первой половине дня эти китаянки приезжают к пляжам, где отдыхают туристы из России и предлагают им нитки жемчуга. За жемчугом давно никто не опускается на морской дно. Существуют специальные фермы, где его выращивают, откармливая моллюсков.

Многие китайцы, живущие на острове, жуют бетель. Это плод какой-то пальмы. Эффект от него как от слабого наркотика. Жуют его и мужчины, и женщины. Занимаются этим и китаянки-мусульманки, продающие жемчуг у пляжей. При этом, чем дольше они его жуют, тем легче с ними торговаться. Если увидите, что у китаянки с нитками жемчуга на руке губы стали ярко-красными, смело сбавляйте цену.

В этот первый день нам нельзя было надолго задерживаться у моря. На одиннадцать часов была назначена встреча с отельным гидом. Так что, искупавшись и немного позагорав, мы отправились в отель.

Языковой барьер? Это не страшно

Встреча с отельным гидом буквально с первых минут принесла неожиданности. Как обычно, сообщив нам необходимую информацию, касающуюся обмена денег, расположения магазинов, кафе и места, где будет написано о времени вылета, он перешел к экскурсиям, предоставляемым турфирмой. Неожиданностью стало то, что цены он называл в долларах.

Надо отдать должное этому гиду. Некоторые экскурсии он сам рекомендовал не покупать, поскольку они просто не интересные. Что касается цен, то дешевле ста долларов ничего не было. Еще особенность – туристы покупают экскурсию, приезжают к объекту, а за вход им вновь приходится платить.

Поскольку нам уже удалось познакомиться с конкурентом, предоставляющим услуги по цене вдвое ниже, мы решили воспользоваться только теми услугами турфирмы, которые, как мы решили, должны быть более качественными. Купили у отельного гида обзорную экскурсию (впервые встретили такое, когда эта экскурсия платная), записались на поездку в сувенирную лавку и в медицинский центр. Именно записались, поскольку турфирма возит туда желающих бесплатно. Вероятно, цена этих поездок включена в стоимость услуг китайцев-медиков и сувениров в лавке.

Закончилась встреча с отельным гидом, и мы, как и большинство приехавших ночью в этот отель «руссо-туристов», отправились на поиски какого-нибудь кафе. Тех, кто купил путевку с типом питания «все включено», оказалось совсем немного. Большинство, как и мы, были готовы к тому уровню предложений, к которому привыкли в других странах.

Улица
Городская улица, протянувшаяся вдоль побережья.

Мы шли по краю проезжей части широкой городской улицы в направлении, указанном отельным гидом. Почему не по тротуару? А там его просто не было. Тротуар мы нашли после большого перекрестка, где нужно было повернуть направо. По какой-то причине только мы выбрали это направление. Все остальные отправились или на автобусе (они в городе ходят регулярно), или пешком, но не с нами.

Повезло. Примерно минут через тридцать после выхода из отеля мы обнаружили и небольшой базар, магазин, и небольшое уличное открытое кафе. Магазин и базар находились в одном здании. Магазин на втором этаже, базар на первом. В магазине я, как и положено «руссо-туристо» остановился у витрины со спиртными напитками. Витрина представляла собой стеллаж метров пять в длину и метра два в высоту.

Цены напитков была указана арабскими цифрами, названия – иероглифами. Этикетки были довольно красочными. Я долго разглядывал их, не зная на чем остановиться. Ольга не стала ждать, пошла за какими-то фруктами.

– Хао? (Хорошо? Кит.), — спросил я китайца, также подошедшего к стеллажу. При этом я показал ему на одну из красивых бутылок.

– Бу хао (Плохо кит.), — ответил китаец, он жестами объяснил, что на трех нижних полках бу хао, а хао выше.

Следующей остановкой стало небольшое открытое кафе. Оказалось, что здесь можно купить еду «на вынос» в небольших пенопластовых контейнерах.

– Сколько это стоит? – спрашивал я у китайца, работника кафе.

Китаец приветливо улыбался, что-то отвечал, но понять мы его не могли.

– Да что же он? – думал я, — вон на столе калькулятор, написал бы цену, — и жестами, показывая на калькулятор, словно что-то пишу, предложил, — напиши.

Китаец понял. Он подбежал к столу, написал что-то на листе бумаги и протянул мне.

– Все… приехали, — мелькнула безысходная мысль. На бумаге были замысловатые иероглифы.

К счастью подошла китаянка, также работница кафе. Она показала нам калькулятор с цифрой пятнадцать.

Позже, обсуждая дневные приключения с другими туристами, мы пришли к выводу, что нам повезло больше других. Мы и быстро нашли то, что искали, и немного осмотрели город, и времени у нас на все это ушло меньше. Из остальных наших туристов, кто-то попал на такие цены, от которых дыхание перехватывало, кто-то с трудом добрался обратно, кто-то просто не мог найти такое, что, по нашим понятием, на самом деле является съедобным.

Оставьте комментарий